Хофман Ли - Тихий Вечер



Ли Хофман
ТИХИЙ ВЕЧЕР
Перевод А. Молокана
Звук и цвет головизора были почти полностью убраны. Надо-
евшую игру красок на экране сменили мягкие пастельные тона,
музыка едва слышалась. Окна, установленные на "полупрозрач-
ность", пропускали нежное тепло сумерек. Кондиционер напол-
нял комнату чистым и свежим воздухом. Мир был тихим, теплым
и уютным.
Уинстон Адамсон, удобно устроившись в любимом кресле, по-
тягивал свежий овощной коктейль, время от времени поглядывая
на дочурку. Приятно было просто так вот сидеть и смотреть на
нее.
Она стояла около коврика, на котором лежала Тэмми с котя-
тами, и не сводила с них любопытных глазенок. Котят было
пять. Мяукающие пушистые комочки, копошащиеся около матери.
Это были первые котята Тэмми. Даже со своего места Уинстон
мог слышать ее тихое довольное мурлыкание.
Лоретта была уже третьим ребенком Tea и Уинстона. До нее
у четы Адамсонов были еще двое. Он вдруг вспомнил о них.
Джимми и Бет. Обоих теперь не было в живых. Но была Лоретта.
Те же сияющие глазенки, маленький пухлый ротик, нетерпеливые
ручонки, постоянное любопытство... Наслаждение, которое он
получал, глядя на нее, было тем же самым.
"Прелестные дети, - с гордостью сказал он себе. - Как
жаль, что они не могут всегда оставаться такими милыми, ма-
ленькими, льнущими к родителям".
Какое-то смутное недовольство царапнуло душу. Словно по
белому провели коричневую черту. Его старший. Боб, был полон
идиотских идей об изменении мира. Разрушить равновесие?
Черт побери, для чего?
Но, сформулировав вопрос, Уинстон сразу же выбросил его
из головы. Он не собирался искать ответ. Он вообще не любил
вопросов. И редко задавал их себе. На большинство из них от-
вет был найден уже давным-давно. Они еще и не всплыли в го-
лове, эти вопросы, а ответ уже был. Пусть все, что может су-
ществовать безбедно, существует. Пусть все идет, как идет. В
кресле было уютно. Дом был уютен. Мир был уютен. Уинстону
было хорошо. Непонятно, почему кто-то мог чувствовать ка-
кой-то дискомфорт.
Вот старшая дочь, Нэнси, была здравомыслящим человеком.
Она, похоже, ни о чем, кроме парней, и не думала. Пройдет
несколько лет, и она выйдет замуж, у нее появятся свои дети.
Ему было приятно думать о ней.
Лоретта взглянула на него. Они встретились глазами, и она
заулыбалась. Он знал, что со временем забудет ее улыбку, как
забыл улыбку Джимми. И Бет. Но он еще не стар. Появятся но-
вые дети, новые улыбки.
Звякнул колокольчик над входной дверью. Должно быть, вер-
нулась Tea. Едва она вошла, Лоретта со всех ног бросилась к
ней. Tea быстро чмокнула ее и повернулась к зеркалу. Автома-
тически зажегся свет. Tea осторожно, стараясь не испортить
прическу, сняла шляпку.
Лоретта снова вернулась в угол, где крошечные пушистые
комочки сосали силу из матери. Tea сказала:
- Я подтвердила наши имена в списке, но могут пройти го-
ды, прежде чем что-нибудь изменится.
- Скверно, - пробормотал Уинстон, пожав плечами. - Лучше
бы она осталась.
Tea кивнула, но было заметно, что голова ее занята дру-
гим.
- Видел бы ты этих людей в Департаменте Жизни. Некоторые
из них буквально вымаливали разрешение. В прямом смысле сло-
ва вымаливали. - Она со вздохом уселась в любимое кресло. -
Одна женщина даже плакала. На людях. Честное слово, это
все-таки унизительно. И не то, чтобы она не знала...
Сама мысль о том, что можно увидеть кого-то плачущим, бы-
ла неприятна. Уинстон поспешил избавиться от нее. Он вовсе
не хотел все это слушать. Но Tea, казалось,



Назад