Худ Даниел - Дракон Фануил (Лайам Ренфорд - 1)



Дэниел Худ
Дракон Фануил
(Лайам Ренфорд-1)
Пер. с англ. О. Степашкиной
Однажды, вернувшись после долгого отсутствия в родной город, Лайам
Ренфорд обнаруживает, что его хороший знакомый - чародей Тарквин злодейски
убит в собственной постели. В доме волшебника юноша находит самое близкое
Тарквину существо - обезумевшего от горя маленького дракончика по имени
Фануил.
Кому могла понадобиться смерть Тарквина? Какие тайны скрывают всеми
уважаемые жители мирного Саузварка? Если Лайаму удастся достичь успеха в
предстоящем расследовании, Фануил согласится признать в нем своего нового
господина и откроет ему все секреты чародейского мастерства. Но если юношу
постигнет неудача, никакая магия не в силах их спасти...
1
Лайам Ренфорд никогда не думал, что в чопорном Таралоне умеют так
веселиться. Однако он чувствовал себя тут чужаком и потому позволил себе
слегка приналечь на подогретое вино с пряностями.
Конечно, торговца Неквера нельзя было назвать настоящим таралонцем.
Неквер перебрался в Таралон из Фрипорта, а тамошние жители не отличались
особой утонченностью нравов. Лайам и сам провел некоторое время в Фрипорте,
и сейчас все происходящее его ничуть не коробило, но он сильно подозревал,
что прочим торговцам Саузварка, конкурентам Неквера, этот разгул вряд ли
придется по вкусу.
Дом Неквера был битком набит дурно одетыми клерками и надзирателями;
коротко стриженые грузчики и моряки - так стриглись в Таралоне лишь люди
низшего класса - горланили похабные песенки, ткачихи и прядильщицы плясали,
хихикали и перемигивались с бравыми, нанятыми Неквером, менестрелями. Это
казалось невероятным. Даже здесь - в Саузварке, самом южном городе
Таралона,- границы между слоями общества соблюдались довольно строго, хотя,
конечно, и не столь жестко, как в северных областях. И, тем не менее, этот
Неквер, по-видимому, чихать хотел на правила приличия и этикета.
Лайам словно въявь услышал завтрашние восклицания чопорных торгашей:
"В собственном доме! Он позволяет этому быдлу отплясывать в собственном
доме!" - и улыбнулся. Ему импонировало подобное нарушение общественных
норм.
Дом Неквера был красив - на свой странноватый лад. Это высокое
четырехэтажное здание уютно устроилось в небольшом райончике Саузварка, где
обитали лишь очень состоятельные люди. В ногах посверкивал лощеный паркет,
устланный яркими привозными коврами; несчетное серебро канделябров и буйное
пламя каминов источали свет и тепло. Столешницы, установленные на козлы,
были завалены превосходными яствами; слуги едва успевали их подавать и
щедро вливали в быстро пустевшие кружки вино и эль. Фрейхет Неквер принимал
своих низкородных наемников как равных, а те, в свою очередь, пользовались
его щедростью, не задавая лишних вопросов. Зал третьего этажа в тыльной
своей части имел стеклянные двери, выводящие на потемневшую от дождей
каменную террасу; сейчас там собралась группа матросов. Они сбились в
кружок вокруг двоих мужчин, которым вздумалось помериться силами, и
подбадривали противников криками и улюлюканьем. Трое музыкантов старательно
наяривали веселый мотив, а наемники Неквера плясали, жевали, галдели - их
неуемное веселье полностью заглушало шум дождя и рокот прибоя.
"Я и не догадывался, что он так богат,- подумал Лайам, оглядываясь по
сторонам.- Надо было побольше с него содрать за свои карты".
Официально пирушка была затеяна в честь близящегося праздника Урис, но
все в общем-то понимали, что Неквер устроил ее потому, что остался жив и
здоров. Он



Назад