Хэйдон Элизабет - Симфония Веков 2



Элизабет Хэйдон — Пророчество
(Симфония веков – 2)
Миротворцам и посредникам,
Прогоняющим кошмары и целующим царапины на коленях,
Тем, кто создал цивилизацию мира,
По одному ребенку за раз.
Создателям наследия и писателям истории,
Тем, кто чтит Прошлое, изменяя Будущее
Тем, для кого роль родителя есть призвание,
А в особенности тем, кого знаю ближе других,
С огромной любовью.
ПРОРОЧЕСТВО ТРЕХ
Трое придут, опоздав, и уйдут слишком скоро,
Они — как стадии жизни людской:
Дитя Крови, Дитя Земли, Дитя Неба.
Всяк на Крови замешен и рождается в ней;
Всяк по Земле ходит, ведь она — его дом;
Но вечно тянется к Небу и под ним пристанище себе обретает.
К Небу подъемлет нас смерть,
Частью звезд мы становимся.
Кровь дарит начало, Земля — пищу,
Небо — мечты при жизни и вечность в смерти.
Так пусть будут Трое, один для другого.
ПРОРОЧЕСТВО НЕЗВАНОГО ГОСТЯ
Средь последних, кто должен уйти, среди первых пришедших,
В поисках новых хозяев, незваные, в месте незнаемом.
Власть, что получена первыми,
Будет утеряна, если они последними станут.
Сами не ведая зла, будут лелеять его,
Словно приятнейший гость, улыбаясь невинно,
Втайне смертельные капли точит в винный бокал.
Так же и ревность, ведомая собственной силой,
Тот, кто влеком злою ревностью, будет бесплоден,
В тщетных попытках зачать милое сердцу дитя
Вечность пройдет.
ПРОРОЧЕСТВО СПЯЩЕГО ДИТЯ
Спящий ребенок — младшая дочь,
Вечно живущая в снах.
Смерть ее имя вписала
В книгу свою,
И никто не оплакал ее.
Средняя дочь дремлет в тиши,
Руки сложив на коленях.
Чувствует небо, слушает море,
Внемлет движенью песков —
Ждет пробужденья.
Старшая дочь — не рожденная дочь,
Спит под землей
Во тьме вековой.
Время придет — и родится она,
Но с рожденьем ее — кончится время.
ПРОРОЧЕСТВО ПОСЛЕДНЕГО СТРАЖА
Внутри Круга Четверых Круг Троих восстанет.
От дуновенья рожденные, Дети бездомного Ветра;
Их назову: охотник, хранитель, целитель.
Сводит их вместе страх, любовь их соединяет,
Ищут они того, кто сокрылся от Ветра.
Слушай, последний страж, внимай слову судьбы:
Станет стражем охотник, предателем станет хранитель,
Руки свои обагрит кровью убитых целитель;
Все это ради того, кто сокрылся от Ветра.
О Последняя, вот ветра речь — слушай:
Ветер прошедшего — зов его грустен: «Домой!»;
Ветер земного — в укромное место ее отнесет;
Ветер звезд — песню матери он ей споет;
Вместе сокроют они Дитя от бродяжного Ветра.
Мудрость молвит устами Дитяти:
Крепче всего бойтесь Ходящего-В-Снах;
Кровь — вот средство найти того,
Кто сокрылся до срока от беспощадного Ветра.
МЕРИДИОН
Меридион сидел в темноте, погрузившись в глубокие размышления. Инструментальная панель Редактора Времени также оставалась темной; огромная машина хранила молчание, светящиеся ленты прозрачных пленок застыли на своих катушках с тщательно наклеенными ярлыками «Прошлое» или «Будущее». Настоящее, как всегда, повисло мимолетным серебристым туманом в воздухе перед лампой Редактора, постоянно меняясь в тусклом свете.
На коленях у него лежал кусочек древней нити, часть Прошлого, фрагмент пленки необычайной важности, безнадежно испорченной с одного конца. Меридион осторожно взял его, перевернул и тяжело вздохнул.
Время всегда оказывалось очень хрупким, в особенности если с ним приходилось проделывать механические манипуляции. Он старался как можно осторожнее обращаться с высохшей пленкой, но она треснула и загорелась в механизме Редактора Времени, и изображение, которое так интересовало Меридиона, сгорело



Назад