Хэйдон Элизабет - Симфония Веков 5



ЭЛИЗАБЕТ ХЭЙДОН
ЭЛЕГИЯ ПОГИБШЕЙ ЗВЕЗДЫ
(СИМФОНИЯ ВЕКОВ – 5)
ОДА
Мечтая, мы музыку пишем,
В ручей одинокий глядим,
Его откровения слышим,
Без цели моря бороздим;
Для этого мира чужие,
От блеклого света луны
Уходим, но преображаем
Всегда его все-таки мы.
Под чудные вечные песни
Мы строим свои города,
И рвется из сказочки тесной
Империи слава тогда.
Да, может мечтатель, ликуя,
Короны добиться в бою,
Но Трое под песню иную
Растопчут ее и добьют.
Века пролежим и эпохи
Мы с тем, что на свете прошло,
Ниневию строим на вдохе
И в шутку — большой Вавилон;
Затем их разрушим и скажем,
Что смена веков суждена:
Мечта, умиравшая даже,
Опять возродиться должна.
Артур О'Шонесси
Перевод Семена Злотина
Семь даров Создателя,
Семь цветов света,
Семь морей в большом мире,
Семь дней в неделе,
Семь месяцев земли под паром,
Семь исхоженных континентов сплетают
Семь веков истории
В глазах Бога.
ПЕСНЬ НЕБЕСНЫХ ПРЯХ
Ох, наша мать Земля,
Ох, Небо, наш отец.
Мы трудимся без отдыха,
Устали наши спины,
Для вас одних мы создаем прекрасные дары.
Ах, если бы и вы сплели для нас наряд!
Пусть будет ткань из солнечного света,
Пусть вечер разошьет ее сиреневым узором,
Пусть бахромою станет летний дождь,
А радуга — каймою многоцветной.
Ах, если б вы сплели для нас такой наряд!
Тогда и нам не стыдно будет выйти на прогулку
Туда, где птицы песни звонкие поют,
Туда, где травы буйно зеленеют.
Ох, наша мать Земля.
Ох, Небо, наш отец.
НЕБЕСНАЯ ТКАЧИХА
(элегия)
Время — это чудный гобелен,
Который ткет небесная ткачиха
Бестрепетно, умело, неустанно,
Каков бы ни был странный
Его узор. Она сплетает вместе
Три нити, чьи названия известны:
Будущее, Настоящее и Прошлое.
Будущее, Настоящее — это нити утка.
Они, едва возникнув, исчезают,
Но сколько радости цвета их добавляют,
Ложась на нить основы —
Прошлое. Оно Историю навек запечатлевает.
Все, что под солнцем происходит,
Свое здесь отражение находит.
Рождение, смерть, победа, поражение —
Все память Времени навеки сохранит,
Всему Судьба свое укажет место.
Небесная ткачиха держит эти нити
В своих руках, в веревку их сплетая,
Но как ее использовать, решаем
Судьба и мы: как трос спасательный,
Как сеть — или как петлю.
ПРОБУЖДЕНИЕ
1
Илорк
Когда горный пик Гургус взорвался, земля содрогнулась до самого основания.
Степи, начинавшиеся в целой лиге от места катастрофы, были на многие мили усеяны обломками, огромные валуны обрушились у подножия гор, чуть дальше расстилались поля камней поменьше, и все это покрывал мельчайший песок. Тут и там, точно раздробленная радуга, валялись осколки цветного стекла, еще совсем недавно украшавшего окна, которые венчали полую внутри вершину пика. Они сверкали в лучах ослепительного солнца, расцвечивая пыль неправдоподобно яркими красками.
Под ногами маленького отряда фирболгов, находившегося под землей, прокатилась волна, хотя Гургус был в нескольких милях к востоку. Затем все стихло, и пыль осела на пол туннеля. Крарн выдохнул, а его подчиненные стряхнули оцепенение и вернулись к своим обязанностям.

Они знали, что старший сержант заживо сдерет с них шкуру, если такая малость, как небольшое землетрясение, помешает им выполнить свой долг.
Несколько дней спустя солдаты неохотно выбрались под безоблачное небо, закончив обход туннеля, который им было поручено патрулировать.
Крарн остановился около развалин Места Великой Встречи, где с незапамятных времен проводились советы. Но сейчас здесь воцарился черный пепел, и считалось, что во



Назад