Хэмбли Барбара - Путешествие В Страну Смерти



literature_classics romance_fantasy Барбара Хэмбли Путешествие в страну смерти Перед вами – продолжение одной из самых культовых «вампирских хроник» мира, одной из тех уникальных книг, без которых бы просто не существовало жанра «вампирского декаданса», одной из книг, которым удалось поднять «роман ужасов» на уровень шедевра...
Перед вами – «Путешествие в страну смерти». Продолжение романа «Те, кто охотится в ночи», блестяще переведенное на русский язык Евгением Лукиным.
вампиры, Эшер, Исидро 2004-05-12 ru en Евгений Лукин Александр Виноградов mc_leod mc_leod@mail.ru FB Tools + Visual Studio .NET 2003 2004-05-12 www.lavka.lib.ru 293DA459-6E31-490E-8DAD-34F11A5F76FB 1.0 Путешествие в страну смерти АСТ Москва 2001 5-17-005651-6 Барбара Хэмбли
Путешествие в страну ночи.
Джерри – с любовью. За его поддержку, а главное, за то, что он во мне никогда не сомневался.
Благородные воины рождены для битв, а сражения возвышают тех, кто предается им без трусости и страха.
Жан Фруассар (франц. хронист, поэт (ок. 1337 – после 1404))Пролог
Дом был стар и, несмотря на внушительные размеры, неприметен. «Любопытно», – подумала Лидия Эшер. Приостановившись на нижних ступеньках крыльца, она запрокинула голову, чтобы осмотреть все пять этажей угрюмого темного фасада. Добрая половина обесцвеченных непогодой балок едва заметна под столетним слоем сажи, ясно видны не забранные ставнями старинные переплеты окон, середины каменных ступеней – стерты шагами.
Лидию пробрал озноб, и она плотнее закуталась в плащ, позаимствованный ею у кухарки, поскольку даже самый простой наряд из гардероба самой Лидии выглядел бы слишком роскошно для этих узких безымянных дворов и проулков, теснящихся вдоль берега. «Он не сможет причинить мне вреда», – подумала Лидия, берясь за горло. Под высоким шерстяным воротником шею холодили толстые звенья полудюжины серебряных цепочек.
Или сможет?
Около часа она искала этот двор, по странному стечению обстоятельств не отмеченный ни на одной из четырех современных карт Лондона. Лидия слышала, как на черной колокольне обветшалой церкви позади старого дома пробило три.

Двор плавал в тумане цвета золы, съедавшем даже тот слабый свет, который мог сюда просочиться. Она прошла мимо крыльца три раза, пытаясь рассмотреть здание, и ощутила, что, будь воздух прозрачен, наблюдения бы это не облегчило.

Возникло нелепое ощущение, что ночью (с фонарями или без фонарей, с лампами или без ламп) дома не разглядишь вообще. И еще был запах: ясный, пугающий, не похожий ни на какой другой.
Лидия стояла на крыльце очень долго.
«Он не сможет причинить мне вреда», – снова сказала она себе и задумалась: так ли это?
Сердце неистово колотилось. С чисто медицинским интересом Лидия отметила, что конечности ее холодеют, несмотря на кожаные перчатки с меховой подкладкой и две пары шелковых чулок. Ботинки, правда, были легкие, изящные, на высоких каблуках.

Конечно, стоило подобрать обувь покрепче и попроще, но в грубых ботинках, как представлялось Лидии, ходят одни лишь прачки, с которыми она, впрочем, ни разу не общалась. Однако ожегший кровь адреналин указывал, что холод скорее всего был результатом шока.
Одно дело – размышлять относительно физиологии владельца этого дома, находясь в своей безопасной Оксфордской лаборатории или когда рядом Джеймс, а сама ты вооружена…
И совсем другое – прийти и постучать в парадную дверь дона Симона Исидро.
Она слышала приглушенные туманом цокот копыт и звяканье упряжи с Аппер-Темз-стрит, стонущие гудки моторов. Другой, более глубокий гудок



Назад