Хэрли Майк - Доза



Майк Хэрли
Доза
На вид это был обыкновенный кубик сахара, но слишком бесцветный, чтобы
казаться абсолютно безвредным. Он слабой тяжестью ощущался в руке, пока
Синди играла с ним, поглаживая и перекатывая с места на место. Ладони ее
вспотели от легкого страха и напряжения. Влага уже разъела острые края
кубика.
Слэшер взглянул на Синди, сунул ладони под мышки, замахал локтями и
закудахтал, изображая ее - домашнюю курицу.
- У-ру-ру-рух, - заворковал другой голос, присоединяясь к хору
сумасшедших криков. - Цыпа-цыпа-цып!
Оцепеневшая, как в кошмарном сне, в надежде, что этот незначительный
поступок избавит ее от наваждения, она поднесла кубик ко рту.
- Молодчина, Синди! - воскликнул Слэшер, и все собрались вокруг нее,
одобрительно выкрикивая и прикасаясь к ней ритуальным жестом посвящения.
Потом все разошлись по местам, распределенным еще в предыдущие сходки,
заглотили каждый свою дозу и замерли в ожидании кайфа.
Синди закрыла глаза и сморщилась от боли, когда вихрящиеся черные и
белые пятна заполонили ее сознание так, словно она видела их на
киноэкране. Они сыпались, словно горошинки из лопнувших стручков, в
последнее мгновение превращались в ножи и вонзались в затылок. Она
чувствовала их удары, пока череп не раскололся от уха до уха. - Она
протянула руку, погрузила пальцы в рану и закричала, когда, откидываясь
назад, отделила макушку от остальной головы.
- Хорошо! - пробормотала она с улыбкой на искаженном лице, когда мозги
превратились в наполненный гелием шар и выплыли наружу, потянув ее за
собой.
Какое удивительное ощущение! Какой блаженный покои!
Она совершенно свободна!
Синди дрейфовала по комнате, опускалась и поднималась, в то время, как
малейшее завихрение воздуха изменяло направление ее движения. По
внутреннему побуждению она превратилась в мотылька и устремилась к сияющей
обнаженной стоваттной лампе, свисающей с потолка. Она несколько раз
облетела вокруг нее, выбирая место для посадки, раскинула крылья, чтобы
обнять солнце, и прижалась к лампочке в самоубийственном экстазе.
Ее обожгло!
Она скорчилась и стала падать, в падении превращаясь в скелет с
кортиком в костистой руке и черной повязкой вокруг черепа, прикрывающей
темную пустую глазницу. С громким клацаньем костей она ударилась о пол.
Кости ног отделились и ухнули в пустоту грудной клетки. Руки, пока что не
отделившиеся, бешено задвигались в беспорядочных взмахах и случайным
ударом лезвия отхватили уродливую черепную коробку. Остальной скелет
недвижимо разместился в кресле.
Синди встрепенулась от удара и вскочила на ноги, все еще убежденная в
отсутствии головы. Она ощупала распростертый скелет и сграбастала череп,
быстро приткнув его к собственной шее. Потом, сытая по горло всем этим,
она решила отправиться домой и открыла дверь.
Через пару кварталов ноги у нее заболели, она взгромоздилась на
пролетающую мимо белку и спланировала вместе с ней над аптекой к своему
дому. Поднялась по лестнице к себе в комнату и стала готовиться ко сну.
Синди бросила сумочку на столик, скинула туфли и поставила их рядом с
сумочкой. Потом сняла грубую хлопчатобумажную рубашку и, не сумев вдруг
найти шкаф, не повесила, как обычно, рубашку на плечики, а тоже положила
на столик. Сверху она поместила свои аккуратно сложенные джинсы.
Ее удивило, что кто-то переставил всю мебель. Теперь ей придется
взбираться на столик, чтобы запрыгнуть в свою кровать. Но она не в силах
была переживать из-за подобных пустяков и только собралась влезть на
столик,



Назад