Хэтчер Робин Ли - Помнишь



РОБИН ЛИ ХАТЧЕР
ПОМНИШЬ?..
Сара Мак-Лиод мечтала о замужестве и грезила о неземной любви и прекрасном принце. Но, похоже, что мужем ее станет малосимпатичный Уоррен Уэсли. Как хорошо, что у него есть брат...
ПОСВЯЩАЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ ШКОЛЬНЫМ
УЧИТЕЛЯМ МОЕЙ ЮНОСТИ, ПОЗВОЛИВШИМ
МОЕЙ ФАНТАЗИИ ОБРЕСТИ КРЫЛЬЯ, А ТАКЖЕ
ВСЕМ ТЕМ, КТО ОСМЕЛИВАЕТСЯ МЕЧТАТЬ.
НЕ БОЙТЕСЬ СТРЕМИТЬСЯ К ЗВЕЗДАМ!
Мое сердце было обиталищем, достаточно
просторным для множества гостей,
но пустынным и холодным.
Я жаждал разжечь в нем домашний очаг.
Это казалось не такой уж бездумной мечтой.
Натаниел Готорн. “Алая буква”
ПРОЛОГ
Куба, июль 1898
Горячий ветер развевал звездно-полосатый флаг над захваченными траншеями на холме Сан-Хуан.
Джереми Уэсли, с раной в бедре, из которой лилась кровь, упал на землю рядом с другими американскими солдатами. Все они тяжело дышали и обливались холодным потом. В оцепенении он смотрел на путь, по которому они пришли.
Склон холма был усеян убитыми и ранеными. Повсюду в лужах крови вперемешку лежали испанцы и американцы. Серая дымка висела над землей, и едкий запах порохового дыма обжигал ноздри Джереми. Какой-то гул раздавался у него в ушах.

В конце концов он понял, что это слившиеся стоны более тысячи раненых.
Он увидел полковника Рузвельта. На его лице было упоение победой и кровью. Джереми же чувствовал только опустошенность, ту самую пустоту в душе, которая преследовала его годами.
Милый, знакомый голос прозвучал в его сердце: “Ступай домой, Джереми. Тебе пора вернуться домой”.
Может быть, она была права. Может быть, настала пора вернуться домой?
ГЛАВА I
Хоумстед, Айдахо, декабрь 1898
В холодный зимний день, закутанная в теплую одежду, Сара Мак-Лиод быстро шла по дощатому тротуару по направлению к железнодорожной станции. Том должен был приехать сегодня, и она очень боялась опоздать. Ее младший брат отсутствовал три долгих года.

А с наступлением весны он к тому же должен уехать в Бостон, где продолжит свое образование. Когда он в следующий раз вернется в Хоумстед, он уже будет доктором.
Сара очень гордилась своим братом. Том был молод — всего восемнадцать, — но он уже был на пути к тому, чтобы достичь чего-то выдающегося, как казалось Саре. Она поневоле завидовала ему. Но только чуть-чуть.

Главными ее чувствами были бьющая через край радость и гордость.
Поднявшись на платформу, Сара увидела доктора Варни. Он стоял возле станционного здания, стараясь укрыться от ледяного ветра. Она подняла руку и помахала ему.
Доктор Кевин Варни был седовласый представительный мужчина, в очках и с густой бородой. Это он поддержал Тома в его стремлении стать врачом.

Многие вечера ее брат, в возрасте всего тринадцати лет, проводил у доктора и усердно штудировал стоявшие на полках медицинские книги, задерживаясь допоздна и задавая доктору вопрос за вопросом. Быстрый ум Тома и его горячее желание учиться произвели такое сильное впечатление на пожилого врача, что он не пожалел усилий, чтобы помочь Тому поступить в специальный колледж для мальчиков — Академию Эли-аса Крейна — в Сан-Франциско.
— Я не знала, что вы приедете, — сказала Сара, подойдя к пожилому человеку.
— Не встретить Тома, когда он приедет домой? Вам следовало бы знать меня получше, юная леди. — Его глаза насмешливо блеснули. Потом лицо его стало серьезным. — А как ваш дедушка?
Сара пожала плечами.
— Ворчит, как всегда. Все, что я смогла сделать, это уговорить его подождать дома. Он все время повторял, что немного свежего воздуха ему не повредит.
— Схватил бы пневмони




Содержание  Назад